Профессиональная деятельность - определение Психотест - бесплатные онлайн консультации детского психолога, форум по психологии, психологические тесты, психологическая помощь через интернет online, онлайн психолог.
Словарь терминов
Личный кабинет
МИСС декабрь
Присылаем фотографии своих любимых детей и участвуем в конкурсе "Прикольный малыш месяца"
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

Словарь

при использовании материалов www.psi.webzone.ru
Данный словарь создан специально для пользователей сайта psihotesti.ru чтобы можно было найти любой психологический термин в одном месте. Если вы не нашли какое то определение или наоборот знаете его, а унас его нету, обязательно пишите нам и мы его добавим в словарь психологического портала "Психотест".

Профессиональная деятельность
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ – род труда, следствие его дифференциации. Успех профессиональной деятельности предполагает владение ее операционной, организаторской, психологической и нравственной сторонами, а также обобщенными профессиональными знаниями и готовностью к реализации оптимальных способов выполнения трудовых заданий. Трудовой опыт на производстве не всегда создает установки на приобретение тех или иных профессий. Наибольшее влияние на профессиональные намерения учащихся оказывает интерес к учебным предметам. Но как бы хорошо ни была построена профессиональная подготовка, по окончании учебного заведения еще не подготовлен специалист, обладающий вполне законченной профпригодностью и профнадежностыо. Здесь многое определяет организация труда специалистов, положительная адаптация. Успех профессиональной адаптации зависит, прежде всего, от того, насколько эффективно был реализован в вузе принцип — учить тому, что понадобится на производстве.


Список случайных тегов:
,
Мифологизация Я - Мифологизация Я (от греч. mithos – сказание) — теоретический конструкт, служащий для объяснения возникновения шизофренической симптоматики, авторы W.Th. Winkler и H. Hafer (1957 г.). Включение защитных мероприятий в условиях непереносимого чувства вины — „отступление“ Я перед неассимилированным содержанием. Происходит уход сознания от того содержания, которое не может быть ассимилировано из–за несовместимости с принимаемыми ценностями, например, когда в определенной ситуации в сознание проникает очень сильный побудительный импульс, который не соответствует этическим установкам индивида и поэтому вызывает чувство вины. Индивид ощущает себя уже не как автономного деятеля, но как арену для действия чуждых сил. Его переживания теряют Я–качество, т.е. становятся „чужими“, „сделанными“. При этом отстранение от чувства вины происходит за счет идентификации с архетипическими, мифологическими образами. Я индивида как бы погружается в коллективное существование, свободное от вины. По своим механизмам стоит близко к понятию проекции.   Литература.   Winkler W.Th. Psychologie der modernen Kunst. Tubingen: Mohr, 1949;   Winkler W.Th. Zum Begriff der „Ich–Anachorese“ bei schizophrenen Erleben. // Arch. f. Psychiatrie, 192, 1954;   Winkler W.Th. Dynamische Phenomenologie der Schizophrenien als Weg zur gezilten Psychotherapie // Z. f. Psychotherapie, 7, 1957.
,
Диагностика профессиональных установок   подростков - В работе психологических центров, призванных содействовать профессиональному развитию индивида, обычно используют психодиагностические методики, выявляющие достаточно устойчивые особенности личности (темперамент, характер, уровень развития интеллекта, профессионально важные навыки). Но уже одно только то, что о выявленных характеристиках нужно рассказать самому подростку, и так, чтобы он это принял личностно, свидетельствует о том, что собственно диагностика должна согласовываться с коррекционным и воспитывающим воздействием. При этом важно знать не только то, на что способен подросток в будущем, но и как он ведет себя в достаточно узко локализованной по времени ситуации профессионального выбора и, еще уже, в ситуации профессиональной консультации. Вместе с тем очень часто соответствующие установки подростка (на специфическую ситуацию профессионального выбора), из–за недостаточного методического обеспечения, совершенно упускаются из внимания. Поэтому представляется необходимой разработка адекватных психодиагностических методик для оценки ситуационно–специфического поведения подростков в рамках профконсультации.   Существует большое число психологических исследований, посвященных выбору профессии и проведенных под углом зрения индивидуальных особенностей подростков [1], [4], [6], [7], [9], [10], [13], [14], [15], [16], [18] и др. Но результаты, полученные в этих исследованиях, в большинстве случаев требуют дополнительного анализа — на предмет разделения внутренних и внешних, сопутствующих, факторов профессионального выбора (сам выбор и его условия). В ситуационно–специфическом поведении — т.е. в отдельных, зависящих от конкретных условий, решениях, которые и представляют собой реализацию внутренних факторов профессионального выбора — может осуществляться разная мера интеграции тех или иных устойчивых особенностей личности (сопутствующие факторы), в качестве которых, если речь идет о профессиональном выборе, рассматриваются прежде всего ранее сформированные у этой личности способности и интересы. И само ситуационно–специфическое поведение может осуществляться достаточно адекватно — когда оно основывается на долгосрочном планировании, на принятии уверенных решений, на готовности к самоизменениям и пр., — даже если условия, в которых оно осуществляется, не очень оптимальны. В частности, адекватное ситуационно–специфическое поведение при профессиональном выборе возможно и тогда, когда устойчивые особенности личности имеют некоторые „дефекты“, например из–за того, что предыдущие этапы профессионального развития были пройдены не вполне оптимально, оказались не сформированы профессиональные интересы.   В этой связи принципиальное значение имеет понятие профессиональных установок, выражающих собой готовность индивида принимать профессионально важные решения. Эти установки связаны, с одной стороны, с объективными требованиями самих ситуаций профессионального выбора, т.е. с задачами профессионального развития, и, с другой, с уже имеющимся у личности опытом решения жизненных задач. В рамках современной культуры задачи профессионального развития, на которые ориентированы профессиональные установки индивида, достаточно стереотипны, и принимая или формулируя для себя ту или иную задачу, индивид уже имеет определенные критерии, или нормативы, ее разрешения. Так, основные задачи профессионального развития соответствуют институтам общего и профессионального образования и могут быть представлены следующим рядом: выбор профессии как завершение общего образования; профессиональное самоопределение в ходе профессионального обучения; достижение высокой производительности при адаптации к профессиональной деятельности; профессиональная самореализация и овладение мастерством [5]. Но наряду с нормативными задачами могут появляться и индивидуально–специфические (переобучение, повторный профессиональный выбор, прерывание профессиональной деятельности и т.д.), поэтому профессиональные установки характеризуются не только готовностью личности решать предъявляемые ей задачи, но и активно выбирать эти задачи и модифицировать в соответствии с ними собственное поведение. Таким образом в профессиональных установках индивида оказывается аккумулирован весь опыт решения им жизненных задач на уже ранее пройденных этапах психического развития. Накопленный опыт решения жизненных задач, генерализуясь, приводит к образованию в структуре личности „комплекса компетентности“, который реализуется при столкновении с новыми классами задач, в том числе с задачами профессионального развития, обусловливая характер конкретного решения (уровень притязаний, настойчивость в реализации, контроль за результатами и пр.).   В зарубежной психологии, прежде всего в рамках теории Д. Сьюпера [19], [20], профессиональные установки изучены достаточно основательно. И для этапа выбора профессии они оснащены хорошим психодиагностическим аппаратом. Одной из наиболее рано созданных является методика „Шкала зрелости профессиональных установок“ Дж. Крайтса [11], [12]. По своей структуре она ориентирован на выявление 5 видов установок, таких как: уверенность и решительность в профессиональном выборе — нерешительность; беззаботность и материальная обеспеченность — эгоцентризм и материальные интересы; самостоятельность и активность — зависимость; реализм и готовность к компромиссам — социальный престиж; информированность и рациональность — боязнь. Эта и созданные на ее основе методики, например [8], [17], обладают достаточно хорошей валидностью (по связям показателей профессиональных установок с показателями зрелости Я–концепции, уровня профессиональных знаний, наличия опыта практической трудовой деятельности и т.д.), но ретестовая надежность, из–за динамичности профессиональных установок в возрасте 14–16 лет, достаточно низкая.   В нашем исследовании анализ ситуационно–специфических особенностей профессионального выбора был проведен на несколько других основаниях, чем у Крайтса, который ориентировался на нормативное описание стадий профессионального развития (см. 3). Основной парадигмой нашего исследования выступало понятие субъективного восприятия индивидом окружающего мира в аспекте возможностей его познания и овладения им. В результате этого исследования был получен не только интересный экспериментальный материал (касающийся, например, зависимости степени связанности профессиональных намерений и профессиональных интересов от профессиональных установок [2]), но и разработана методика для выявления индивидуально–психологических особенностей подростков, определяющих процессуальную сторону профессионального выбора, а именно „Опросник профессиональных установок подростков“.   В предварительном этапе исследования участвовало 40 подростков, учащихся 8–10 классов, обратившихся, самостоятельно или по настоянию родителей, в профконсультационную службу факультета психологии МГУ за помощью в решении вопроса о профессиональном выборе. В ходе свободной беседы с ими — о их профессиональном развитии, о восприятии ими ситуации выбора профессии и об отношении к ситуации профконсультационной беседы — фиксировались все их высказывания по этим темам. В результате был сформирован базовый список из 103 высказываний подростков о профессиональной карьере и профессиональном выборе, представляющих разнообразные оценки различных аспектов этого процесса.   На следующем этапе данный список предлагался подростками для субъективного шкалирования. Новая выборка, по составу аналогичная первой, включала 95 подростков, которые должны были определить степень соответствия каждого высказывания из базового списка оценок их психологическому состоянию в настоящее время. Для этого была использована шкала Лайкерта, с шестью степенями соответствия: от формулировки „1. Совершенно мне не соответствует“ до — „6. В полной степени мне соответствует“. Полученные данные были проведены через ряд математических процедур. Сначала были проанализированы особенности распределения ответов на каждый пункт списка, в результате чего было отброшено 17 пунктов, ответы на которые не имели характер нормального распределения. Ответы на оставшиеся 86 пунктов были подвергнуты процедуре факторного анализа методом главных компонент с последующим варимакс–вращением. Были рассмотрены факторные модели с количеством факторов от одного до десяти. При этом устойчиво выделялись такие факторы, которые в дальнейшем были названы (с определенной долей условности) факторами „нерешительности в профессиональном выборе“, „рационализма профессионального выбора“, „зависимости в профессиональном выборе“ и „высокой самооценки“ (последний фактор выделялся чуть менее устойчиво, чем предыдущие), другие факторы были в большей степени зависимы от особенностей факторной процедуры. При ориентации на прагматический критерий, в качестве которого рассматривалось максимальное количество пунктов базового списка оценок, имеющих корреляцию с каким–либо одним фактором больше 0.4, была выбрана пяти–факторная модель, в которой, кроме уже указанных, выделился фактор „оптимизма в отношении профессионального будущего“. После этого, из списка, состоявшего из 86 пунктов, были удалены все те пункты, которые значимо нагружали несколько факторов, а также дублирующие другие (близкие к ним по смыслу и имеющие похожие факторные веса) — с таким расчетом, чтобы каждый фактор, образующий шкалу опросника, был представлен одинаковым числом пунктов. После приведения всего списка к единому масштабу и осуществления заключительного факторного и кластерного анализа, в окончательном варианте опросника оказалось 40 пунктов, равномерно — по 8 пунктов — распределенных по пяти факторам (табл. 1).   Выделенные пять факторов объясняли 43.7% вариативности. Надо заметить, что полученная в нашем исследовании факторная структура оказалась очень похожей на структуры, постулированные или полученные в результате факторного анализа другими исследователями (Крайтс, Дж.–Ф. Баллиф, К.–Х. Зайферт и В. Штангль (см. табл. 2)).   Таким образом, в результате нашего факторного анализа из частных высказываний подростков о их профессиональном развитии и профессиональном выборе было выделено пять блоков, которые можно рассматривать как определенные, качественно своеобразные, профессиональные установки. Первый фактор (F1), „нерешительность профессионального выбора“, объединяет высказывания, характеризующиеся чувством нерешительности, неуверенности, трудностью с началом деятельности, отсутствием четких представлений и критериев, касающихся профессионального развития, плохой информированностью о мире профессий. Соответственно, при низких значениях, полученных при ответах на вопросы этого фактора, можно говорить о решительности и уверенности профессионального выбора. Второй фактор (F2), „рационализм профессионального выбора“, характеризуется основательностью, рационализмом, рассудочностью, готовностью действовать по плану, после обстоятельных размышлений, неимпульсивностью. Противоположный полюс этого фактора можно рассматривать как показатель импульсивности и неосновательности. Третий фактор (F3), „оптимизм в отношении профессионального будущего“, связан с идеализацией, „юношеским максимализмом“, чувством избранности, с ощущением, что абсолютно все проблемы могут быть разрешены. Противоположный полюс — реализм профессионального выбора. Четвертый фактор (F4), „высокая самооценка“, характеризуется завышенной самооценкой, верой в свои силы и способности, чрезмерным доверием своему субъективному впечатлению, упорством и готовностью к преодолению трудностей. Низкие значения этого фактора могут свидетельствовать о заниженной самооценке и наличии неудачного опыта решения жизненных задач. Наконец, пятый фактор (F5), „зависимость в профессиональном выборе“, объединяет высказывания, связанные с несамостоятельностью, податливостью, зависимостью от других, с социальной незрелостью. Противоположный полюс этого фактора — независимость в профессиональном выборе.   Исходя из понимания профессиональных установок как формы реализации — в конкретной ситуации (ситуации выбора профессии) — уже имеющегося опыта решения жизненных проблем, можно было ожидать, что выявленные факторы профессиональных установок будут как–то связаны с достаточно устойчивыми личностными особенностями, прежде всего с характерологическими особенностями. Поэтому на той же выборке (95 чел.) был проведен корреляционный анализ показателей индивидуальных особенностей профессиональных установок, с одной стороны, и характерологических особенностей по опроснику Р. Кеттелла, с другой. Полученные коэффициенты корреляций свидетельствуют, что соответствующие связи (содержательно осмысленные), хотя и не очень ярко выраженные, все же существуют, и, в частности, могут рассматриваться как показатели конструктной валидности „Опросника профессиональных установок подростков“. Так, фактор „неуверенности в профессиональном выборе“ явным образом связан с факторами „эмоциональной нестабильности“ (–C), „напряженности“ (+Q4), „робости“ (–H), „чувства вины“ (+О), „консерватизма“ (–Q1), а также со вторичными факторами „тревожности“ и „конформизма“. Фактор „оптимизма в отношении профессионального будущего“ связан с факторами „доминантности“ (+E), „мечтательности“ (+М)– в отношении этого фактора намечена лишь тенденция связи, но содержательно она вполне осмыслена, „радикализма“ (+Q1) и со вторичным фактором „независимости“. Фактор „высокой самооценки“ связан с факторами „доминантности“ (+E), „практицизма“ (+I), „отсутствия чувства вины“ (–О) и „совестливости“ (+G) — связь с этим фактором содержательно не очень понятна. Фактор „зависимости профессионального выбора“ связан с факторами беззаботности (+F), „групповой зависимости“ (–Q2), „консерватизма“ (–Q1) — с этим фактором намечена лишь тенденция связи, со вторичными факторами „конформизма“ и „экстраверсии“ — в отношении этого вторичного фактора намечена лишь тенденция связи. Менее всего связан с характерологическими особенностями личности фактор „рационализма профессионального выбора“ — лишь со вторичным фактором „тревожности“ и с первичным фактором „шизотимии“ — намечена лишь тенденция связи.   Из поведенческих показателей, которые должны быть связаны с профессиональными установками, рассматривались лишь: степень неопределенности в суждениях о своей личности (количество ответов „не знаю“), уже сделанный или еще не сделанный профессиональный выбор („да“ — „нет“) и самостоятельное обращение в профконсультацию или под руководством родителей („да“ — „нет“), но эти показатели оказались мало связаны с факторами профессиональных установок. Так, в результате регрессионного анализа получены следующие формулы: для уже сделанного выбора профессии R = 0.25; веса факторов = - 0.17 (F1) + 0.15 (F2) + 0.06 (F3) + 0.03 (F4) - 0.01 (F5); для обращения в профконсультацию по настоянию родителей R = 0.27; веса факторов = 0.08 (F1) - 0.05 (F2) - 0.05 (F3) + 0.23 (F4) + 0.15 (F5). Хотя получены достаточно низкие значения, которые не позволяют надежно прогнозировать указанные вариации профессионального поведения (сделан ли профессиональный выбор, сам ли подросток обратился в профконсультацию), все же содержательно эти вариации хорошо согласуются с соответствующими профессиональными установками — с решительностью и рационализмом в случае уже сделанного профессионального выбора, с высокой самооценкой и зависимостью в случае несамостоятельного обращения в профконсультацию. Кроме того, точная диагностика этих вариаций была несколько затруднена, приходилось больше ориентироваться на откровенность самого подростка.   Таким образом, проведенное исследование позволило скомпоновать блоки высказываний, которые могут рассматриваться как средство для анализа индивидуальных особенностей профессиональных установок подростков, находящихся в ситуации выбора профессии. Конечно, разработку данного опросника нельзя признать завершенной — для его стандартизации требуются значительно большие выборки, — но что касается его структуры, то она представляется достаточно оптимальной. В заключении надо сказать, что этот опросник может быть использован прежде всего там, где есть возможность — либо в индивидуальной консультации, либо в групповой тренинговой работе — соотносить те или иные методические (коррекционные) средства с индивидуальными особенностями подростка. Это важно и для обсуждения далеких профессиональных перспектив, и для установления адекватного контакта с подростком, который погружен в свои актуально переживаемые проблемы и которому требуется адекватная поддержка в принятии профессионально важных решений.   Литература   1. Климов Е.А. Общая типология ситуаций (казусов) и структура мыслительных задач, возникающих в практике работы профконсультанта / Научные труды ВНИИ профтехобразования. Л., 1976, Вып. 32, с. 5–25.   2. Кондаков И.М. Индивидуально–психологические особенности подростков в выборе профессии. Диссер. канд. психол. наук. М., 1989.   3. Кондаков И.М., Сухарев А.В. Методологические основания зарубежных теорий профессионального развития / Вопросы психологии, 1989, N 5, с. 158–164.   4. Королькова Г.Ф. Изучение особенностей старшеклассников в системе профконсультационной работы. Диссер. канд. психол. наук. Л., 1975.   5. Кудрявцев Т.В. Психология профессионального обучения и воспитания. М.: МЭИ, 1985, — 105 c.   6. Хомутова М.А. Особенности познавательных интересов школьников, связанных с выбором профессии / Вопросы психологии, 1988, N 1, с. 117–131.   7. Чебышева В.В., Галкина О.И., Зюбина Л.М. О подготовке учащихся средней школы к выбору профессии / Вопросы психологии, 1959, N 5, с. 29–39.   8. Ballif J.–F. Etude factorielle et longitudinale de lechelle de maturite des attitudes vocationelles de Crites / Psychologie. Scheiz. Zeitschr. f. Psychol., 1980, N 4, p. 310–329.   9. Bender–Szymanski D. Das Verhalten von Jugendlichen bei der Berufsentscheidung. Weinheim: Beltz, 1976, XVIII+532 S.   10. Berger F., von Orelli C. Ein Werkstattbericht: Berufswahlprozess und die Psychologie des Individuums.   /Bulletin der schweizer Psychologen, 1982, N 6, p. 177.   11. Crites J.O. Career Development Processes, in Heer E.L. (Ed). Vocational Guidance and Human Development, Boston: Houghton Mifflin. 1974, p. 296–320.   12. Crites J.O. Career Maturity Inventory, Monterey, 1978.   13. Jaide W. Die Berufswahl. Munchen: Juventa. 1966. — 270 s.   14. Lehr U. Erscheinungsweisen des Konfliktes, in: A.Mayer, B.Herwing (Hrsg). Handbuch der Psychologie, Bd. 9. Betriebspsychologie. Gottingen: Hogrefe, 1961, p. 306–331   15. Rutenfranz J., Ulich E. Berufsreife, in: A. Mayer, B. Herwing (Hrsg). Handbuch der Psychilogie. Bd. 9. Betriebspsychologie, Gottingen: Hogrefe, 1961, p. 336–361.   16. Sedlak F., Brauer Ch., Sowinetz B. 14 Jahre — und wie geht es weiter? Tips und Test zur Berufswahl. Wien, 1984.   17. Seifert K.–H., Stangl W. Der Fragebogen Einstellungen zur Berufswahl und beruflichen Arbeit / Diagnostica, 1986, Heft 32, N. 2, p. 153–164.   18. Skawran P.R. Versuch einer Berufsberatungsbewahrungskontrolle / Zeitschr. f. exper. u. angewandt. Psychol. 1964, N 4, p. 601–603.   19. Super D.E., et al. Vocational Development: A Framework of Research. N.Y. 1957, — 391 p.   20. Super D., Bahn M.Y. Occupational Psychology.   London: Tavistock. 1971, — X+209 p.      Таблица 1. Пункты „Опросника профессиональных установок подростков“.   1. Я слишком плохо знаю мир профессий.   2. Выбор профессии не должен делаться под влиянием эмоций.   3. От много сейчас ценного я могу отказаться ради перспективный профессиональных целей.   4. Если на моем профессиональном пути возникнут проблемы, то никак не из–за недостатка у меня ума.   5. Я с большим вниманием прислушиваюсь к каждому совету о моем профессиональном выборе.   6. В профессиональном выборе я чувствую беспомощность, и мне нужна чья–либо поддержка и помощь.   7. Уже сейчас мне стоит предпринимать конкретные шаги к будущей профессии, а не ограничиваться лишь обдумыванием положения.   8. Я отличаюсь от других, поэтому и моя профессия будет особенной.   9. Нет сомнений, когда я выберу профессию, приложу все силы, чтобы стать первоклассным специалистом.   10. Мои требования к профессии такие же обычные, как и у моих сверстников.   11. В выборе профессии мне крайне не хватает собственной решительности.   12. Считаю, что мне необходим такой план, который позволит мне выбрать профессию абсолютно верно.   13. Я в состоянии многое в себе менять, чтобы соответствовать будущей профессии.   14. В будущее профессии я обязательно найду применение всем своим качествам.   15. Я чувствую себя значительно уверенней, когда знаю, что мой профессиональный выбор волнует и других.   16. Совершенно не знаю, какими критериями мне руководствоваться в выборе профессии.   17. Описания различных профессий имеют чаще всего не очень объективный характер.   18. Полагаю, что мне обязательно должна достаться не просто хорошая профессия, а такая, которая позволит проявиться моей индивидуальности.   19. У меня достаточно способностей, чтобы стать очень хорошим специалистом.   20. Мне кажется, что обычно не создается условий, чтобы человек работал с полной отдачей.   21. Совершенно не знаю, с чего мне начать свой профессиональный путь.   22. Даже если профессия уже выбрана, стоит еще и еще раз подумать на эту тему.   23. Для меня очень желательно как можно скорее приобрести социальную независимость.   24. Нет сомнений, что в моем профессиональном становлении мне будет сопутствовать счастье и удача.   25. В выборе профессии я слишком поддаюсь внешним влияниям, советам, примерам.   26. Временами я ругаю себя за излишнюю нерешительность в выборе профессии.   27. Для меня очень важно найти человека, который передал бы мне секреты профессионального мастерства.   28. Я чувствую эмоциональный подъем при мысли о возможностях, которые откроет передо мной моя будущая профессия.   29. Препятствия на моем профессиональном пути я обязательно преодолею, даже отказываясь при этом от чего–то личного.   30. Я совсем не тороплюсь любой ценой приобрести позицию взрослого.   31. Из–за моего невезения мне может не повезти и с выбором профессии.   32. Я не доверяю внешней привлекательности профессий.   33. В выборе профессии я полагаюсь в первую очередь на интуицию.   34. Мой профессиональный выбор будет окончательным, раз и навсегда.   35. Я, вероятно, уступлю, если меня слишком настойчиво будут убеждать выбрать ту или иную профессию.   36. У меня нет устойчивых взглядов на мое профессиональное будущее.   37. Я не очень доверяю чувствам в выборе профессии.   38. Главное в моей будущей профессии — добиться личных достижений.   39. В будущей профессии мне хотелось бы делать что–нибудь исключительное.   40. В любом случае, если есть возможность учиться дальше, не следует торопиться идти работать.      Табл 2. Сравнительная таблица факторов структуры профессиональных установок, полученных в разных исследованиях.   Наши исследования:   1. Нерешительность в профессиональном выборе.   2. Рационализм профессионального выбора.   3. Оптимизм в отношении профессионального будущего.   4. Высокая самооценка.   5. Зависимость профессионального выбора.   J. Crites:   1. Решительность в профессиональных решениях.   2. Ангажемент и денежные затруднения.   3. Ориентированность на профессиональные решения.   4. Независимость.   5. Компромисс.   J.–F. Ballif:   1. Нерешительность.   2. Эгоцентризм — ориентация на заработок.   3. Социальный престиж.   4. Зависимость — независимость.   5. Боязнь — беззаботность.   K.–H. Seifert, W. Stangl:   1. Уверенность и решительность при профессиональном выборе.   3. Информационная готовность и гибкость при профессиональном выборе.   2. Ангажемент профессионального выбора.   4. Собственная активность и самостоятельность при профессиональном выборе.      (Кондаков И.М. Диагностика профессиональных установок подростков // Вопросы психологии. N 2, 1997; в сокращении).
,
Политическая психология - ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ - отрасль психологической науки, изучающая поведение и деятельность людей (групп, народов, отдельных личностей) в условиях тех или иных политических ситуаций. Изучая общественное мнение, лидерство, конфликты, внутреннюю и внешнюю политику, межгосударственные отношения, политическая психология взаимодействует с социальной психологией, психологией управления, психологией личности, психологией пропаганды. Политическая психология исследует отношение людей к государственному устройству, развитию общества, вырабатывает рекомендации для практической деятельности партий, органов управления общества, международных отношений.